Закрыть
Восстановите членство в Клубе!
Мы очень рады, что Вы решили вернуться в нашу клубную семью!
Чтобы восстановить свое членство в Клубе – воспользуйтесь формой авторизации: введите номер своей клубной карты и фамилию.
Важно! С восстановлением членства в Клубе Вы востанавливаете и все свои клубные привилегии.
Авторизация членов Клуба:
№ карты:
Фамилия:
Узнать номер своей клубной карты Вы
можете, позвонив в информационную службу
Клуба или получив помощь он-лайн..
Информационная служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Если Вы еще не были зарегистрированы в Книжном Клубе, но хотите присоединиться к клубной семье – перейдите по
этой ссылке!
Вступай в Клуб! Покупай книги выгодно. Используй БОНУСЫ »
РУС | УКР

Ребекка Маддимен — «Похищение Бет»

2005
Глава 1

Нетерпеливо постукивая ногой, Эбби Хеншоу в очередной раз взглянула на часы и повернулась к дочке Бет, которая играла в стоявшей рядом коляске. Из кабинета доктора вышел мужчина с маленькой девочкой. Он подхватил ее и начал покачивать на руке, пока та не захихикала. У Эбби зазвонил телефон. Она вытащила его из сумки под любопытными взглядами сидевших в приемной и, взглянув на экран, мысленно выругала мужа, который звонит, зная, что в этот момент она должна быть у врача.

— Привет! Как прошел поход к доктору? — спросил Пол.— Мы туда еще не попали, — ответила Эбби.

— А на какое время вы записаны? Я думал, это должно было быть пораньше, — сказал Пол.

— Так и есть. Но график немного сбился.

— По твоей вине или по их? — спросил он.

Она хотела сказать, что по их, но, понимая, что это было не совсем правдой, просто проигнорировала вопрос.

— Так что у тебя случилось? — спросила Эбби. — Голос какой-то усталый.

— Со мной все в порядке. Просто спал неважно. — Он помолчал. — Ладно, я лишь хотел узнать, как вы.

Она услышала какой-то шорох в трубке: похоже, Пол переставлял книги на полке.

— Что у вас еще сегодня по плану? — спросил он.

— После доктора Эванса мы отправляемся к тете Джен, ты забыл?

Эбби опустила глаза на Бет и провела пальцем по ее мягким, как пух, волосам. В дверях, ведущих во внутренние помещения клиники, появилась медсестра и выкрикнула:

— Мартин Сэвэдж, проходите, пожалуйста!

Со стула поднялся мужчина на костылях.

— Джен, — хмыкнул Пол, — так это ты собираешься ехать к ней на машине?

— Ну да, я на днях говорила тебе об этом.

— Ничего ты мне не говорила, — сказал он, и Эбби уже открыла рот, чтобы возразить, но Пол опередил ее: — В любом случае, главное не это.

— А что же тогда главное? — спросила она.

— Почему она сама не может приехать сюда?

— Только не начинай, Пол!

— Я и не начинаю. Просто спрашиваю, почему она сама не может к тебе приехать.

— Она сказала, что у нее работают строители. И она не хочет оставлять их без присмотра.

Эбби услышала, как он фыркнул.

— Какая же она…

Пол запнулся. С момента рождения Бет он перестал ругаться и редко срывался. В этом смысле Эбби была не такой сдержанной.

— Это она должна к тебе приезжать, Эбби, — заявил Пол. — Это ведь ты родила ребенка.

— Да, но родила я его восемь месяцев назад. К тому же в прошлый раз приезжала она.

— Дело не в этом. Если она хочет, чтобы к ней ездили, нужно обосноваться поближе к цивилизации. Что она вообще там делает? С моей точки зрения, единственной причиной, по которой можно уехать в деревенскую глушь, это если тебя за что-то наказали.

— Она пишет, — сказала Эбби.

— Джен не пишет. Она живет жизнью «творца», — сказал он, и Эбби буквально почувствовала, как в его голосе прозвучали иронические кавычки.

Она опустила глаза на Бет и заметила, что та смотрит на кого-то, сидевшего рядом. Повернувшись, Эбби увидела рыжеволосую женщину, которая строила ребенку смешные рожицы. Эбби подтянула коляску поближе и вновь переключила внимание на Пола, который продолжал брюзжать.

— Я просто говорю, что это ей следовало бы приехать сюда. Ты там заблудишься, — сказал Пол.

— Не заблужусь, — возразила Эбби.

— В прошлый раз я полчаса потратил на то, чтобы по телефону вытащить тебя из той деревни.

— Со мной все будет хорошо.

— О’кей, — вздохнул Пол. — Делай как знаешь.

Эбби понимала, что его недовольство меньше всего вызвано неудобствами поездки, а в основном связано с отношением Пола к Джен. Некоторые считали весьма странным тот факт, что Эбби так дружна с бывшей подругой своего мужа, но сама Эбби находила это очень занимательным. В то, что Джен и Пол когда-то могли быть вместе, было настолько трудно поверить, что любая ревность, которую Эбби могла бы испытывать, казалась нелепой.

— Ладно, похоже, мне лучше вернуться к работе, — сказал он. — Нужно разобраться с одной очень крупной поставкой.

— Давай.

— Ты когда вернешься? Если, конечно, не заблудишься.

Эбби улыбнулась.

— Не знаю. Где-то в пять, может, в шесть.

— О’кей, тогда и увидимся. Поцелуй за меня Бет.

Она нажала кнопку «отбой» и наклонилась, чтобы поцеловать дочку в макушку. Мужчина на костылях вышел. Следом за ним появилась медсестра с перекидным блокнотом, просматривающая список. Бет смотрела куда-то мимо нее, и Эбби обернулась, чтобы взглянуть, продолжает ли еще незнакомая женщина строить ей гримасы. Та перехватила ее взгляд, но Эбби тут же отвернулась. Она заметила на лице женщины выжидательное выражение и не захотела вступать с ней в разговор типа «давайте сравним истории наших деток». Поэтому про себя она молилась, чтобы следующей вызвали кого-то из них.

— Хелен Дил, пожалуйста, — с улыбкой сказала невысокая светловолосая медсестра.

Соседка Эбби поднялась со стула и пошла в кабинет. Эбби устроила Бет в детском сиденье в автомобиле и замерла, глядя, как по стоянке перед супермаркетом снуют люди. Интересно, сколько из них счастливы и довольны своей жизнью? Если хоть кто-то счастлив и доволен. Она где-то прочла, что человек, если захочет, может получить что угодно, но при этом нельзя получить все, что хочешь. Тогда это показалось ей очень мудрой мыслью. Она могла делать что угодно, но не могла делать все. Одновременно, по крайней мере. Если, конечно, хотела, чтобы все закончилось благополучно. Теперь-то она знала, что всегда что-нибудь да будет не так. К счастью, она уяснила это для себя вовремя, прежде чем что-то или кто-то успел серьезно пострадать. Дела идут неидеально, она не полностью счастлива, но все же довольна. И пока она сможет крутиться, поддерживая баланс, все будет неплохо. А неплохо — этого уже достаточно.

Она достала телефон и набрала номер, следя за Бет в зеркале заднего вида. Через несколько гудков включился автоответчик. «Это Саймон Эббот. Я сейчас в Новой Зеландии, и меня не будет до двадцать восьмого сентября. Оставьте сообщение, и я перезвоню вам, как только смогу».

Эбби отключила телефон. Она думала, что он уезжает только завтра. Но это уже неважно. Да и что бы она ему сказала? Она снова почувствовала эту ужасную тяжесть внутри. Она уже и не помнила себя без этого жуткого ощущения. Почему она продолжает рисковать всем? Почему не остановится? Потому что не может этого сделать. Не теперь. Поскольку уже слишком поздно. Она ввязалась в это и сейчас просто застряла. Она подумала о Поле. Она ведь любила его, правда любила. Тогда почему же она всем этим рискует? Она растерянно взглянула на Бет. Почему она рискует своей семьей?

Эбби набрала номер Джен. Через несколько гудков телефон переключился на голосовую почту. Она нажала сброс, нашла номер стационарного телефона Джен и попробовала позвонить еще раз. Без сомнения, та сейчас занята тем, что флиртует со своими строителями. Снова автоответчик. Вздохнув, она дождалась сигнала, чтобы оставить сообщение.

— Привет, Джен, это я. Я немного задержалась, так что буду у тебя минут через сорок. Или через час, если заблужусь. Не знаю, где ты сейчас, но было бы лучше, чтобы ты оказалась на месте, когда я приеду.

Выезжая с автостоянки на главную улицу, идущую через весь город, Эбби думала, станет ли сегодняшний день тем самым днем. Ей уже столько раз хотелось поделиться с Джен своим секретом, но в последний момент она всегда передумывала. Ее подруга была далеко не ангелом. По имеющейся у Эбби информации (Пол рассказывал об этом неохотно, а Джен и подавно), их роман был коротким, страстным и в большей степени основывался на их страсти поспорить насчет творчества разных писателей, чем на великом чувстве друг к другу. Однако что-то ее останавливало. Возможно, между ними по-прежнему сохранялась своего рода лояльность, так что рисковать не стоило.

Свернув на разъезде с главной дороги к выезду из города, Эбби постаралась забыть о своих проблемах. Ей необходимо сосредоточиться на том, что происходит здесь и сейчас — на дорожных указателях и на том, чтобы не сбиться с пути. Прислушиваясь к тому, как воркует Бет, засыпая на заднем сиденье, она думала, куда могла запропаститься Джен, если до этого та заявила, что целый день не сможет выйти из дому.

Глава 2

Возле паба на Лофтус-хай-стрит Эбби пришлось остановиться из-за длинной вереницы машин впереди. Вытянув шею, она попыталась разглядеть причину задержки, но все перекрывал стоявший перед ней грузовик. Две машины развернулись и поехали в обратную сторону — что бы там ни произошло, движение явно полностью застопорилось.

Эбби осторожно проехала вперед и чуть высунулась из-за грузовика, чтобы видеть хоть что-нибудь, после чего принялась рыться в сумке в поисках подробного описания пути, которое специально распечатала для себя. Водя пальцем по карте, она пыталась сообразить, где находится. В итоге вариантов было два: поворачивать направо или налево.

Эбби включила поворот и протиснулась мимо грузовика. Ее место в веренице машин тут же занял белый фургон, выехавший со стоянки перед пабом. Еще раз заглянув в карту, Эбби повернула направо, после чего посмотрела в зеркало заднего вида. Бет крепко спала. Доехав до конца боковой дороги, Эбби с облегчением увидела солнечный свет, появившийся после бесконечного свода из ветвей деревьев. На перекрестке она задержалась, прежде чем свернуть на узкую проселочную дорогу. После нескольких выбоин, в которые попала машина, Эбби обернулась к Бет и удивилась, как той удается спать, несмотря на тряску. Еще через несколько сотен ярдов последние из немногочисленных домиков исчезли и деревья вновь заслонили собой солнце. Эбби ехала строго вперед. В очередной раз взглянув в зеркало, она с удивлением отметила, что позади нее теперь едет белый фургон. Она вновь переключилась на дорогу и приспустила стекло в окне, чтобы вдохнуть немного воздуха. Посмотрев в зеркало на Бет, Эбби увидела, что фургон подъехал ближе. Внутри у нее все сжалось. Да, конечно, ограничение скорости здесь было шестьдесят, а она ехала только сорок, но Эбби не хотелось двигаться быстрее. Только не по этой дороге, не с Бет в машине. Фургон подобрался совсем близко.

— Вот придурок, — тихонько пробормотала она, чтобы не потревожить Бет.

Эбби неохотно приняла немного влево, чтобы пропустить фургон. Но тот и не пытался ее обогнать, продолжая тащиться сзади.

— Да ради бога… — проворчала Эбби. — Даже я смогла бы здесь проехать.

Она сильнее открыла окно и помахала рукой, предлагая автомобилю их обогнать. Фургон оставался на месте еще секунд десять, в течение которых Эбби чувствовала себя все более и более неуютно, и только потом ускорился и выехал на встречную, чтобы объехать ее. Эбби следила за ним в боковое зеркало.

— Ну наконец-то, — сказала она, разжимая напряженно сжатые кулаки.

Эбби повернула голову, чтобы через пассажирское окно посмотреть на идиота, который сидел за рулем, и глаза ее в ужасе округлились, потому что фургон качнулся в ее сторону. Она инстинктивно крутнула руль влево и резко затормозила. Фургон чиркнул ее машину по боковому зеркалу, после этого резко шарахнулся от нее, и водитель надавил на газ, в то время как Эбби пыталась сохранить контроль над автомобилем. Ветки кустов царапали стекло пассажирского окна, машина ехала наполовину по дороге, наполовину по траве обочины, пока в конце концов со скрежетом не остановилась. Эбби перевела дыхание и, отстегнув ремень безопасности, с гулко стучащим сердцем повернулась назад, чтобы проверить, как там Бет.

— О господи… — Эбби склонилась над дочерью, которая смотрела на нее широко открытыми глазами. — Ты в порядке, моя малышка?

На всякий случай Эбби внимательно осмотрела ее, хотя и была уверена, что с Бет все нормально. Прикрыв рот ладонью, она с трудом сдерживала рыдания, чувствую себя из-за подступивших к глазам слез довольно глупо. Бет внимательно смотрела на нее, потом расплакалась. Эбби вытерла ей лицо.

— Не надо, детка, все хорошо.

Она наклонилась назад, чтобы отстегнуть Бет от детского сиденья, но не смогла дотянуться. Эбби хотела уже открыть дверцу, как вдруг заметила, что белый фургон стоит на обочине немного впереди. Со стороны пассажира вышел мужчина и посмотрел в ее сторону. Эбби видела, что он прижимает к уху мобильный. Обуреваемая злостью, она распахнула дверцу и шагнула к нему. Мужчина выключил телефон и сунул его в карман.

— Какого черта вы вытворяете? — крикнула Эбби, останавливаясь, потому что мужчина пошел ей навстречу, подняв руки, словно извиняясь. — У меня ребенок в машине; вы могли его убить. Вы могли убить нас обеих.

— Простите… — сказал он с сильным акцентом.

— Одного «простите» тут недостаточно, — заявила Эбби, оглядываясь на Бет. — Я обязательно сообщу об этом куда следует…

Кулак мужчины с такой силой ударил ее в лицо, что голова откинулась назад. Эбби покачнулась и упала на землю...