Закрыть
Восстановите членство в Клубе!
Мы очень рады, что Вы решили вернуться в нашу клубную семью!
Чтобы восстановить свое членство в Клубе – воспользуйтесь формой авторизации: введите номер своей клубной карты и фамилию.
Важно! С восстановлением членства в Клубе Вы востанавливаете и все свои клубные привилегии.
Авторизация членов Клуба:
№ карты:
Фамилия:
Узнать номер своей клубной карты Вы
можете, позвонив в информационную службу
Клуба или получив помощь он-лайн..
Информационная служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Если Вы еще не были зарегистрированы в Книжном Клубе, но хотите присоединиться к клубной семье – перейдите по
этой ссылке!
Вступай в Клуб! Покупай книги с -20%. Используй БОНУСЫ »
РУС | УКР

Крис Картер — «Игры с палачами»

Глава 4

Хантер замер у распахнутой двери в просторную спальню. Его глаза зафиксировали то, что увидели, вот только ум отказывался им верить.

У стены стояла регулируемая по высоте двуспальная кровать. Справа от нее, на деревянном ночном столике, лежали небольшой баллон со сжатым кислородом и маска. В изножье кровати стояло кресло-каталка. У противоположной стены — старинный комод и письменный стол из красного дерева. На стене висели полки. Центральное место «композиции» занимал телевизор с плоским экраном.

Хантер с шумом выпустил воздух из легких, но ничего не сказал, даже глазом не моргнул.

— С чего начнем? — спросил Гарсия.

Кровь была повсюду: на кровати, на полу, на коврике, на стенах, на потолке, на шторах и на мебели. На постели лежало тело мистера Николсона, вернее то, что от него осталось. Труп расчленили. Ноги и руки отделили от туловища. Одну из рук разрубили в локте и кисти. Ступни также были отрезаны. Но наиболее сильное впечатление производила «скульптура».

На низеньком кофейном столике у окна отрубленные части тела жертвы были аккуратно сложены, образуя нечто кровавое, непонятное, вызывающее омерзение и ужас.

— Ну и шуточки, — чуть слышно прошептал Хантер.

— Я не буду даже спрашивать у тебя, Роберт, — обратилась к вошедшему доктор Каролина Хоув, которая занималась чем-то в дальнем углу комнаты. — Такого ты прежде не видел… никто из нас такого не видел…

Доктор Хоув была главным судебно-медицинским экспертом коронерского департамента округа Лос-Анджелес. Длинные каштановые волосы женщины были аккуратно заправлены под капюшон белого комбинезона. Полные губы и изящный нос спрятаны под хирургической маской. Хантер лишь на секунду отвлекся, взглянув на женщину, а затем уставился на большие лужи крови на полу. Он не знал, что делать. Ходить по полу, не вступая в них, было попросту невозможно.

— Все уже сфотографировано, — подозвав его и Гарсию, сказала доктор Хоув.

Роберт Хантер ступал осторожно, стараясь не испачкаться в крови. Он направился к кровати, на которой лежало то, что осталось от тела мистера Николсона. На лице трупа запеклась кровавая корка. Глаза и рот были широко открыты в немом последнем вопле. Простыня, подушки и матрас порваны в нескольких местах.

— Его убили в постели, — подойдя к Хантеру, сказала Каролина Хоув.

Детектив не отрывал взгляда от трупа.

— Судя по расположению брызг и количеству крови, убийца сначала помучил жертву, а потом уже добил ее, — продолжала врач.

— Убийца вначале его расчленил?

Доктор утвердительно кивнула головой.

— Начал с неглубоких, не опасных для жизни порезов.

Хантер нахмурился.

— Думаю, прежде чем расчленять тело, убийца отрезал жертве пальцы ног и язык, — переведя взгляд на кофейный столик, продолжала доктор Хоув.

— В доме мистер Николсон жил один?

— Да, — ответил за доктора Хоув Гарсия. — Мелинда, сиделка-студентка, которую ты видел внизу, днем работала здесь, а вот спать шла в домик для гостей… вернее, в помещение над гаражом… Ты его видел. Она говорит, что дочери мистера Николсона приезжали каждый день, оставались на пару часов со стариком… иногда дольше… Вчера вечером они уехали около девяти вечера. После их ухода Мелинда уложила больного спать, прибралась в доме и ушла около одиннадцати.

Она вернулась к себе и готовилась к экзаменам до половины четвертого утра. Хантер прекрасно понимал, почему девушка ничего не слышала ночью. Гараж находился на расстоянии добрых двадцати ярдов от фасада. Спальня убитого, последняя по коридору, выходила окнами на задний двор. Если бы тут организовали шумную вечеринку, то и тогда девушка вполне могла бы ничего не услышать.

— А как насчет кнопки срочного вызова? — поинтересовался Хантер.

Гарсия указал пальцем на лежащие в углу полиэтиленовые пакеты. В одном из них находился электропровод с кнопкой срочного вызова на конце.

— Провод перекусили.

Взгляд Хантера пробежал по пятнам крови, покрывающим кровать, мебель и стену.

— Оружие нашли?

— Пока нет, — ответил Гарсия.

— Брызги крови и края порезов свидетельствуют о том, что убийца использовал электропилу, — сказала доктор Хоув.

— Цепную? — предположил Гарсия.

— Возможно.

Хантер покачал головой.

— Было бы слишком много шума. Рискованно. Не думаю, что убийца хотел, чтобы его услышали и оторвали от работы. К тому же цепной пилой точные надрезы не сделаешь.

Еще немного постояв у кровати, детектив подошел к кофейному столику и мерзкой «скульптуре», возвышающейся на нем.

Обе руки мистера Николсона были согнуты под неестественными углами в локтях и запястьях, образуя вполне определенную, но лишенную смысла конфигурацию. Отсеченные ступни и кисти также образовывали какую-то замысловатую фигуру. Все это скрепляли вместе куски тонкой, но крепкой проволоки. На концы двух обрезков проволоки были нанизаны пальцы ног жертвы. Отрезанные ноги образовывали пьедестал ужасной «скульптуры». Все было покрыто коркой запекшейся крови.

Хантер медленно обошел кофейный столик.

— Такое за пару минут не соорудишь, — сказала доктор Хоув. — На это потребуется много времени.

Отойдя на пару шагов, детектив издали осмотрел ужасную «скульптуру». Бесформенное нагромождение мерзости.

— Можно будет сделать в лаборатории муляж в натуральную величину? — спросил он у Каролины Хоув.

Видно было, что рот женщины искривился под маской.

— Почему бы нет… Это уже сняли, но я позову фотографа еще раз. Пусть сделает несколько снимков со всех сторон. Уверена, в лаборатории с этим справятся.

— Хорошо, — сказал Роберт Хантер. — Сейчас мы не будем этим заниматься.

Повернувшись к дальней стене, он замер. Она была настолько испачкана кровью, что вначале детектив даже не обратил на это внимания…

— Какого черта?

Взглянув на напарника, Гарсия посмотрел на стену и тяжело вздохнул.

— Это наш худший кошмар…