Закрыть
Восстановите членство в Клубе!
Мы очень рады, что Вы решили вернуться в нашу клубную семью!
Чтобы восстановить свое членство в Клубе – воспользуйтесь формой авторизации: введите номер своей клубной карты и фамилию.
Важно! С восстановлением членства в Клубе Вы востанавливаете и все свои клубные привилегии.
Авторизация членов Клуба:
№ карты:
Фамилия:
Узнать номер своей клубной карты Вы
можете, позвонив в информационную службу
Клуба или получив помощь он-лайн..
Информационная служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Если Вы еще не были зарегистрированы в Книжном Клубе, но хотите присоединиться к клубной семье – перейдите по
этой ссылке!
Вступай в Клуб! Покупай книги выгодно. Используй БОНУСЫ »
РУС | УКР

Сьюзен Льюис — «Слезы счастья»

Глава 2

…К тому времени их с Лизой отношения длились уже больше года и они были так же одержимы друг другом, как и вначале, а возможно, даже больше. Им и в голову не приходило, что их может что-то разлучить, потому что, несмотря на разницу в возрасте и амбициях, для них не существовало ничего важнее времени, которое они проводили вместе.
Потом как гром среди ясного неба в его квартире раздался звонок. Катрина просила его приехать в Дублин.
«Нам нужно поговорить, — сказала она, — и я думаю, что это не телефонный разговор».
Хотя от адвокатов перестали приходить письма, в которых те пытались подвести их брак к завершению, Дэвид полетел в И Ирландию в полной уверенности, что Катрина хочет официально оформить их разрыв, и, когда она сказала, что хочет начать все сначала, он был так потрясен, что просто не знал, как ответить.
— Розалинд скучает по тебе, — проговорила она, и в ее беспокойных голубых глазах заблестели слезы, — и я тоже.
Дэвид только смотрел на жену, не в силах ничего сказать.
— Я не говорила этого раньше, — продолжала Катрина, — потому что не хотела давать тебе, да и себе тоже, напрасную надежду, но меня лечат от депрессии, и я думаю… В общем, доктор говорит, что таблетки хорошо действуют и мне следует возвращаться к нормальной жизни. И я чувствую, что готова, Дэвид, честное слово. Такое чувство, будто с моих плеч сняли огромную тяжесть, и даже родители говорят, что я наконец-то стала прежней.
Как он ответил? Какие слова употребил, чтобы попытаться выразить, как он рад за нее, и в то же время объяснить, что уже слишком поздно? Что бы он ни сказал, это, видимо, прозвучало недостаточно убедительно, а может, вообще промолчал, потому что не успел он опомниться, как жена уже счастливо щебетала о Розалинд и о том, как важно для нее, для всех них, что они снова семья.

— Но, Катрина, — проговорил наконец Дэвид, — ты же знаешь, что я встретил другую.
Хотя ее миловидное личико побледнело, она попыталась скрыть тревогу и, пожав плечами, со смехом сказала:

— Но это ведь несерьезно, не так ли? Она очень молода, и я уверена, что она ничего не ждет от ваших отношений.
— По-моему, ты не понимаешь…
— Она просто поддерживала тебе компанию, пока я разбиралась в себе, — продолжала Катрина. — Я понимаю. То есть, я, конечно, безумно ревную, но знаю, что сама виновата в твоей неверности, поэтому обещаю не держать на тебя за это зла. Мы можем начать все сначала, Дэвид, но на этот раз все пойдет лучше. Мы можем вместе заниматься бизнесом, смотреть, как взрослеет Розалинд… И тебе не кажется, что пришла пора родить ей братика или сестричку?

— Катрина, — упавшим голосом сказал он, — я не знаю, как объяснить это, не причинив тебе боли, но Лиза не просто девушка, с которой я встречался, чтобы убить время. Я люблю ее. Я хочу… Мы говорили о том, чтобы…
Когда взгляд Катрины погас и в нем не осталось ничего, кроме опустошения и боли, слова Дэвида превратились в пыль. Как он мог бросить ее в пропасть, когда она проделала такой долгий и тяжелый путь наверх?..

Глава 14

… — Что-то не слышу в твоем голосе энтузиазма.
Она опять вздохнула.
— Откровенно говоря, трудно по-настоящему чем-то загореться, когда сидишь в четырех стенах с больной, распухшей ногой и чувствуешь, что готова свернуть Розалинд шею за то, как она донимает отца. А может, свернуть шею нужно Дэвиду за то, что он это допускает. Тебя, вероятно, не удивит, если я скажу, что об отвратительном сообщении, которое она присылала, больше ни словом не упоминалось. Меня поражает, как Дэвиду удается выбрасывать такие вещи из головы, как будто они вовсе не происходили.
— Пожалуй, тебе лучше последовать его примеру.
— Возможно. Во всяком случае, что еще остается? И, наверное, я тоже отчасти виновата, что отдых не складывается: ведь это я решила остаться в Англии на медовый месяц. Какого черта на меня нашло, хотела бы я знать? Почему я вообразила, что будет весело, если знала, какая тут погода? По крайней мере, если бы я подвернула ногу на Лампедузе, куда мне на самом деле хотелось поехать, я бы загорала и пила коктейли, пока она заживала бы.

— Если тебе туда хотелось, почему ты не сказала? Ты же знаешь, Дэвид все устроил бы.
— А ты как думаешь? Тони возил меня туда на мой тридцать пятый день рождения, и мне показалось неправильным отдыхать с Дэвидом там, где я уже была с другим мужчиной. Мне бы, например, не понравилось, если бы он выбрал место, которое было особенным для них с Катриной. Правда, мне предстоит жить в той самой долине, которую они последние тридцать лет называли домом, и очень остро не ладить с их дочкой. Можешь напомнить, с какой стати я на это согласилась?
— Ты влюбилась в этот дом и этого мужчину, и он в избирательном округе Дэвида.
— Ах да, и он рядом с тобой, что, честно говоря, и решило дело. Знаешь, никогда не думала, что скажу это в свой медовый месяц, но жаль, что ты сейчас не можешь поддержать мне компанию, потому что у меня появляется ощущение, что муж всячески меня избегает.
Издав свой фирменный стон, Эми сказала:
— Ты так любишь преувеличивать. Он скоро вернется.
Лиза бросила взгляд на часы.
— Будем надеяться. Он ушел больше двух часов назад, но даже Розалинд, наверное, не может так долго донимать его телефонными разговорами. Дэвид не признáется, но я уверена, что именно за этим он пошел на прогулку. Пожалуй, стоит ему позвонить, просто напомнить, что я здесь. Судя по тому, как он в последнее время себя ведет, не исключено, что он и вправду забыл…