Закрыть
Восстановите членство в Клубе!
Мы очень рады, что Вы решили вернуться в нашу клубную семью!
Чтобы восстановить свое членство в Клубе – воспользуйтесь формой авторизации: введите номер своей клубной карты и фамилию.
Важно! С восстановлением членства в Клубе Вы востанавливаете и все свои клубные привилегии.
Авторизация членов Клуба:
№ карты:
Фамилия:
Узнать номер своей клубной карты Вы
можете, позвонив в информационную службу
Клуба или получив помощь он-лайн..
Информационная служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Если Вы еще не были зарегистрированы в Книжном Клубе, но хотите присоединиться к клубной семье – перейдите по
этой ссылке!
Вступай в Клуб! Покупай книги выгодно. Используй БОНУСЫ »
РУС | УКР

Светлана Алексеева — «Аромат ландышей»

Глава 1

Весна в этом году пришла рано и даже неожиданно. Как-то быстро и немного дерзко солнце пригрело посеревшие снежные бугорки, разбросало по деревьям белоснежный цвет, зацеловало покрасневшие от восторга тюльпаны и выманило из заточения тех, кто так долго ждал этого нежного весеннего тепла.

Отодвинув учебник в сторону, Лена не спеша подошла к окну. С улицы веял свежий, полный пьянящего аромата ветерок. Отовсюду слышались веселый смех детворы и щебет птиц. Девушка в упоении закрыла глаза, а потом тяжело вздохнула. Надоело! И кто только придумал эти утомительные, мучительные сессии?! Да еще тогда, когда на улице расцветают сады, греет солнце и звучат нежные романтические песни о любви! И все это, когда тебе всего двадцать лет! Когда перед тобой упрямо и по совсем непонятным причинам вместо портрета строителя коммунизма стоит портрет прекрасного незнакомого парня!

Вы думаете, что Лена была избалованной и ленивой девчонкой? Нет! Вспомните себя в этом возрасте. Разве лезла вам тогда в голову история КПСС?! Разве, сидя под кустом благоухающей сирени, вы мечтали о скорейшем построении коммунистического или хотя бы развитого социалистического общества? Нет! Нет! И еще раз нет! В этом возрасте все мечтают об одном — о любви! И все мировые революции по сравнению с этим волнующим и захватывающим процессом казались вам сущей ерундой!

И в этом, и в другом Елена Бондаренко ничем от своих сверстниц не отличалась. Почти ничем.

Девушка выросла в небольшой и на первый взгляд весьма благополучной семье директора крупного киевского машиностроительного завода. Правда, заниматься воспитанием ребенка родителям было некогда. Маленькую Аленку воспитывали бабушки, ясли, садик и, конечно же, комсомол. Недостаток материнской любви восполнялся железной дисциплиной и военным порядком. С раннего детства девочке рассказывали о том, что такое хорошо и что такое плохо. К тому же «хорошо» — с точки зрения ее уважаемого отца. А все капризные «не хочу» молниеносно пресекались святым родительским словом «надо».

Первый раз это слово произнесли, притащив пятилетнюю девчушку в гимнастическую секцию. Второй — когда без пререканий ее втолкнули в огромный музыкальный класс фортепиано. Затем «надо» превратилось в лавинообразный процесс, сделавший из Леночки идеального бледнолицего подростка. Девочка металась между заседаниями совета дружины и спортивными секциями, уроками сольфеджио и преподавателями английского. Казалось, окончив школу с золотой медалью, дочь вправе была ожидать, что доблестный родитель наконец оставит ее в покое. Но не тут-то было!

Поэтому вместо романтической профессии учителя она выбрала престижную профессию экономиста. Почему?! Потому что так захотел отец. Потому что так было надо! И вот уже четвертый год Лена самозабвенно грызет опостылевший гранит науки. Тихо и безропотно перелопачивает учебники по философии и политэкономии, обществоведению и статистике. А завтра предстоит зачет. История КПСС.

Закрыв окно, девушка тяжело вздохнула и подошла к зеркалу. Посмотрев на себя придирчивым, оценивающим взглядом, прижала пальчиком нос, скривила непонятную гримасу и весело засмеялась. Ну не нравился ей ее курносый нос и все! «Вырасту — сделаю пластическую операцию», — решила она и быстро накрутила на голове непонятное сооружение из копны густых непослушных волос. «А может, не сделаю», — рассуждала дальше. Повернувшись боком, еще раз внимательно глянула на себя и облегченно вздохнула. Да нет, она вроде ничего! Многие парни даже называли ее красивой! Высокая, стройная смуглая брюнетка с голубыми глазами, она не раз ловила на себе жадные, откровенные взгляды ребят. Лена кокетливо пожала плечами, надула губки и обреченно пошла к столу. Оставался последний раздел. Тысяча девятьсот восемьдесят седьмой год. Январский пленум ЦК КПСС. Девушка прочитала пафосные лозунги перестроечной программы и задумчиво посмотрела в окно. Нет, в стране явно происходит что-то не то! Взяв курс на новую идеологию, Горбачев не стесняясь рассказывает о недостатках политико-экономической системы страны, проводит антиалкогольные кампании, борется с нетрудовыми доходами и коррупцией. Массово меняются партийные работники, к власти приходят новые, молодые управленцы. Но это ничего не дает! Кризис в стране разрастается.

Пустые прилавки гастрономов, всеобщий дефицит товаров. Так что же происходит? Ответить на этот вопрос Лена пока не могла. И почему-то все больше и больше в последнее время ее тревожил отец. Задумчивый и усталый, он все чаще закрывался в своем кабинете и что-то долго писал. Сильный и властный, он стал раздражительным и подозрительным. Казалось, он боялся собственной тени. Лена вздохнула. Что же будет дальше?

Размышления девушки прервал тихий стук в дверь.

— Да! — весело выкрикнула она.

На пороге стоял отец.

Борис Евгеньевич был высоким и довольно грузным мужчиной. Угрюмый взгляд, широкие густые брови и две глубокие, чуть покрасневшие морщины, сомкнувшиеся на переносице, делали его лицо сосредоточенным и строгим. Нервно поглаживая полысевшую голову, отец заискивающе улыбнулся.

Лена напряглась. Такое бывало редко. С таким видом обычно все смотрели на ее отца. Сейчас же все было наоборот. И, как бы это ни забавляло, девушка понимала: это не предвещает ничего хорошего.

— Доченька, — не отходя от двери, начал Борис Евгеньевич и слегка замялся.

— Что, пап? — удивленно поинтересовалась Лена и подошла к отцу.

— Доченька, — нервно кашлянув, произнес он. — Сегодня к нам в гости придет Андрей Владимирович Палладин. Я пригласил его на ужин. Поэтому, пожалуйста, приведи себя в порядок и приходи в зал. Только постарайся быть идеально вежлива и внимательна.

— Пап, — девушка обиженно надула губки, — не переживай! Почитаю Маяковского, сыграю на рояле, расскажу о своем путешествии по ленинским местам. Все как полагается!

Отец задумчиво ухмыльнулся и зашел в комнату.

— Нет, дочка, это уже в прошлом. Время уже не то. Ценности немного поменялись. Стихи можешь почитать и Пушкина. Можешь даже пластинку Высоцкого поставить. Главное — твое присутствие и доброжелательное отношение к гостям.

Лена удивленно посмотрела на отца.

— А я-то тут при чем?

— Дело в том, моя хорошая, что Андрей Владимирович будет не один. Вместе с ним будет его супруга Галина Григорьевна и сын Владимир. Вы ведь хорошо знакомы. По-моему, даже немного дружны! Думаю, что пора к нему присмотреться, и повнимательнее. Он очень интересный парень! И перспективный! В следующем году заканчивает университет. К тому же факультет международных отношений! Пожалуйста, подумай над моим предложением. Пойми, дочка, это шанс! И для тебя, и для меня тоже. Пора подумать о будущем.

Такого поворота событий Лена не ожидала. Девушка растерянно захлопала глазами.

— Но у меня завтра зачет, — попыталась возразить она.

— Ты хочешь сказать, что предыдущие дни ты только и делала, что пялилась в окно? Да?! — выкрикнул отец и посмотрел на дочь.

Его лицо приобрело привычное грозное выражение.

— Нет, — буркнула девушка и опустила глаза, — учила.

— Вот и молодец! — самодовольно произнес Борис Евгеньевич и облегченно вздохнул. — Ровно через час жду в гостиной!

— Хорошо, — протянула Лена и, растерянная, села на диван.

Значит, ей устраивают смотрины. А может, уже и сватовство?! И это в конце двадцатого века! В свободной и цивилизованной стране! В семье партийного работника и руководителя крупного машиностроительного завода! Внутри девушки все закипело. Нет, она не позволит с собой так обращаться! Она чувствовала и понимала: дальше так продолжаться не может. Скоро, очень скоро наступит день, когда она, словно зажатая пружина, вырвется из этого железного кулака, в котором сжимает ее отец.

Полная решимости, Лена открыла шкаф и начала перебирать вещи. На диван полетели джинсы, купленные в валютном магазине, красная марлевая блузка, привезенная матерью из Германии, и тоненький, почти прозрачный бюстгальтер, купленный у фарцовщиков.

Переодевшись, девушка села за стол, отодвинула в сторону учебники и положила перед собой большую, туго набитую косметичку. Каково же было удивление отца, когда вместо милой голубоглазой девочки перед ним предстало разрисованное, с ярким боевым окрасом чудо, облаченное, как он считал, в тряпки, прикрывающие тело «безмозглых хиппи». К счастью, его счастью, гостей дома еще не было.

Подобно выброшенной на берег рыбе, Борис Евгеньевич несколько раз глотнул воздух, попробовал что-то закричать, но не смог. Покраснев, покрылся легкой испариной и бессильно опустился в кресло.

— Я тебя сейчас убью, — прошипел он и посмотрел на нее таким испепеляющим взглядом, что внутри у Лены все сжалось. — Немедленно переоденься!

Не успела девушка вернуться в свою комнату, как прибежала мать.

— Ты что делаешь? Это что за демарш? Совсем с ума сошла?! Хочешь нас с отцом до инфаркта довести? Да?! С жиру бесишься? А откуда этот жир берется, не знаешь?! — Оксана Андреевна схватила дочку за плечи и начала трясти. — Что, решила отцу карьеру сломать? Ты же знаешь, Палладин — лучший друг самого Гуренко! Благодаря ему отец может скоро в политбюро попасть, станет членом ЦК!

— Не станет! — буркнула Лена и вырвалась от матери. — Скоро и вашей партии не станет! Думаешь, я не вижу, что в стране происходит?! Все порядочные люди бегут от вашей партии, как черт от ладана. Кому она нужна?! Замученным теткам, скитающимся по полупустым гастрономам? Несчастным старикам, умирающим в очередях за туалетной бумагой? Или студентам, мечтающим поскорее свалить в любую из стран загнивающего капитализма?! Нет! Она им не нужна! Она нужна только вам, тем, кто уже давно живет при коммунизме! Тем, кто из зашторенных окон своих автомобилей ничего вокруг не видит. Вот кому она нужна, эта партия! Та партия, которая привела страну в никуда! Мне даже стыдно сказать, чья я дочь.

— А колбасу с икрой жрать не стыдно? — выкрикнула Оксана Андреевна и ударила девушку по лицу.

На мгновение в комнате повисла тишина. Сжав зубы, Лена спокойно смотрела на мать. Ни один мускул на ее лице не дрогнул. Опустив руки, Оксана Андреевна устало села на диван.

— Ты прости меня, дочка. Прости, пожалуйста! Нам сейчас очень тяжело. Время дурное. Страшно как-то. А тут еще ты. Зачем ты так? — Женщина тихо всхлипнула и смахнула слезу. — Ты переоденешься?

— Да, — шепотом ответила Лена и подошла к окну.

Когда девушка вошла в зал, гости уже сидели за столом. Увидев ее, все дружно замолчали.

— Наконец-таки! Доченька, проходи! — радостно воскликнул отец.

Остановившись возле двери, Лена скромно опустила глаза и слегка покраснела.

— Простите, что задержалась. Я занималась. У меня завтра зачет. История партии, — вежливо проговорила она и подарила всем милую заученную улыбку.

В строгой клетчатой юбке и нежной бирюзовой блузке она казалась совсем юной. Гости были очарованы. Невинный, бесхитростный взгляд бездонных голубых глаз, густые волосы затянуты в высокий тугой узел. Казалось, перед ними стояла прима отечественного балета. И никому не было дела до того, что было у нее на душе. Душе, разрывающейся от боли.

Привыкшая к подобным аудиенциям, Лена героически выдержала на себе пристальные взгляды гостей и села за стол. Рядом сидел младший Палладин — Владимир. Да, они встречались и раньше. Встречались в компаниях родителей и в коридорах университета. Порой о чем-то болтали. Так, общие фразы, ничего не значащие беседы. Однажды даже ходили в кино. Лена чувствовала, что нравится парню.

Прямая противоположность своего отца, Владимир был тихий и немногословный. Высокий, щуплый, с болезненным выражением лица, он выглядел совсем невзрачно. Маленькие, слегка впавшие глаза, бледное, побитое прыщиками лицо, скромный, даже стесненный взгляд, тонкая, едва заметная дуга бровей делали его портрет весьма далеким от образа прекрасного рыцаря, о котором она мечтала.

Весь вечер парень не сводил с нее глаз. Лена действительно была неотразима. Изо всех сил она старалась быть веселой и доброжелательной. Излучая лучезарную улыбку, читала стихи и играла на рояле, рассказывала о подводном плавании и покорении вершин Говерлы. Когда же разговор родителей плавно перешел в рабочее русло, стало понятно: компании пора разделиться.

Не теряя времени, Владимир предложил девушке прогуляться. Лена обреченно согласилась. Дул легкий прохладный ветер. День медленно клонился к своему завершению. Блеснув за горизонтом, солнце обожгло небо багряными кляксами и исчезло. Над Киевом повисли таинственные, чарующие сумерки. Все тише и тише становился шум проезжающих машин и гомон пешеходов. Свернув с Арсенальной площади, они вышли на Парковую аллею. Вдали раскинулась широкая гладь Днепра.

Влюбленная в свой город, Лена с восторгом рассказывала об истории городского парка и трагедии Купеческого сада, об Арке Дружбы народов и ужасах Чертова моста. Она не умолкая говорила и говорила. Глядя на нее, Владимир задумчиво молчал. Он умел слушать. И это было приятно. Разговаривая на отвлеченные темы, они, казалось, боялись сказать друг другу то, что ни один, ни другой не хотел бы услышать.

Неожиданно Палладин остановился и взял девушку за руки.

— Лена, знаешь, с тобой очень интересно! — пытливо вглядываясь в ее глаза, сказал он. — Ты умная, красивая и очень хорошая девушка. И ты мне очень нравишься!

— Вова, не надо, — нежно улыбнувшись, ответила Лена и тихо добавила: — Мы ведь друзья!

— Да, друзья! — довольно смело выкрикнул парень. — Но я хочу, я очень хочу быть ближе!

Опустив голову, Лена молчала. Она не знала ни что сказать, ни что делать. Такого резкого поворота событий она не ожидала. Да, Палладин был хорошим и добрым парнем. Но он абсолютно ей не нравился. Вместе с тем девушка понимала — ее отказ обидит Владимира и рассердит отца.

— Вова, — попыталась найти компромисс Лена, — давай не будем торопиться! Время покажет. А пока… пока мы просто друзья!

Парень растерянно смотрел на нее. Казалось, еще чуть-чуть — и он просто заплачет.

— Вов, мне пора домой, — засуетилась она. — Уже поздно. У меня завтра зачет. Мне надо возвращаться!

Отпустив ее руки, Владимир тяжело вздохнул.

— Да, да, нам действительно пора, — как-то тихо, скороговоркой ответил он и отвернул голову в сторону. В глазах парня мелькнула предательская, едва заметная слеза.

Ни о чем не говоря, они шли по широкой аллее городского парка. Показавшись из-за облаков, на небе повис огромный загадочный диск луны. Отражаясь в воде, навстречу потянулась таинственная серебристая дорожка. Раскинув роскошные кроны, высились стройные ряды деревьев. Мерцая в тени, дорогу освещали едва заметные уличные фонари. Неожиданно послышался низкий, чуть хриплый голос:

— Эй, мужик, у тебя закурить не найдется?

Из темноты навстречу им вышли трое парней. Довольно здоровые, они были заметно пьяны.

— Я не курю и вам не советую, — на удивление дерзко отрезал Палладин. — Лучше поберегите свое здоровье!

По-видимому, этот ответ ребятам не понравился. Нагло улыбаясь, они быстро подскочили к нему. Окружив плотным кольцом, начали задиристо его толкать. Владимир растерялся.

— А ты что, здоровый, говоришь?! Давай, покажи, на что способен! — прошипел огромный детина и с силой толкнул Палладина в плечо.

Потеряв равновесие, Владимир взмахнул руками и упал на землю. Но парни не отступали. Наклонившись над ним, они истерично захохотали.

Такого поворота событий Лена не ожидала. Девушка сразу поняла: отвечать за все будет она. И перед родителями, и перед их партией.

— Вы что, сдурели?! — закричала она и недолго думая с силой ударила одного из них сумкой. — Отойдите от него! Я сейчас милицию позову!

— Ах ты коза двуногая! — взбесился коренастый парень, нервно потирая поцарапанную щеку. — Да я тебя сейчас на части разорву!

Компания дружно переключилась на девушку.

— Что, сучка, смелая?! — прошипел второй и резко схватил ее за руку. — Сейчас мы посмотрим, на что ты способна!

— Хватайте ее, мужики! — оглядываясь по сторонам, закричал самый высокий и схватил девушку за волосы.

Отчаянно сопротивляясь, Лена попыталась отбиться, но не смогла. Цепкие мужские руки крепко сжимали ее тело. Оглянувшись, поискала глазами Владимира. Но парня нигде не было.

— Вова! — закричала она, вглядываясь в темноту. — Вова, помоги!

Неожиданно кто-то с силой толкнул ее в грудь и повалил на землю. Задыхаясь от боли, девушка протяжно застонала. Из разбитой губы потекла кровь. Лена попыталась подняться, но не смогла.

— Вова, — повторила она, чувствуя, как чьи-то липкие шершавые руки скользнули по ее ногам, — помоги!

— Слинял твой хахаль, слинял! — ехидно ухмыльнулся обиженный ею крепыш и крепко зажал девушке рот.

Стараясь увернуться, Лена резко повернула голову набок и впилась зубами в его ладонь.

— Ух ты, стерва! — заорал парень и отдернул руку.

— Помогите! Помогите! — глубоко вдохнув воздух, изо всех сил закричала девушка. — Помогите!

В ответ послышался пьяный хохот и мат.

Глава 2

Внезапно выскочив из-за кустов, кто-то одним движением отбросил крепыша в сторону. Так же легко, без шума и криков следом за ним полетели другие. Через несколько секунд, тихо постанывая и завывая, обидчики беспорядочно валялись на земле. Все это произошло настолько неожиданно и быстро, что девушка ничего не успела понять. Поначалу ей показалось, что за нее заступился настоящий снежный человек. Настолько большим, сильным и ловким казался ее защитник.

Но когда перед ней загорелся яркий рыжеватый огонек пламени, Лена, к удивлению, увидела приятное, добродушное лицо незнакомого парня.

— Ты цела? — поинтересовался он и протянул руку.

Перед Леной стоял высокий интересный парень с крепким, накачанным торсом, большими, немного округлыми плечами. Широкое скуластое лицо с волевым, чуть выпирающим вперед подбородком. Темные, немного раскосые глаза, красивый, с небольшой горбинкой нос. Дуга крупных мужских губ. На голове светлые, коротко стриженные волосы.

— Кажется, да, — ответила девушка и медленно поднялась.

Едва не потеряв равновесие, она прислонилась к дереву. — Спасибо тебе! А я уже и не надеялась на помощь.

— Кто же так на помощь зовет? — весело засмеялся парень и лукаво подмигнул.

— Как так? — не поняла она.

— Неправильно ты зовешь, — пояснил он. Веселая улыбка не сходила с его лица. — На помощь звать надо правильно! Запомни: если на тебя нападают в подъезде, надо кричать: «Караул! Пожар!», если на улице: «Граждане, чей кошелек?» Тогда наш народ быстро подтянется. А то — «Помогите!». Тут все только и думают, кто бы им помог!..