Закрити
Відновіть членство в Клубі!
Ми дуже раді, що Ви вирішили повернутися до нашої клубної сім'ї!
Щоб відновити своє членство в Клубі — скористайтеся формою авторизації: введіть номер своєї клубної картки та прізвище.
Важливо! З відновленням членства у Клубі Ви відновлюєте і всі свої клубні привілеї.
Авторизація для членів Клубу:
№ карти:
Прізвище:
Дізнатися номер своєї клубної картки Ви
можете, зателефонувавши в інформаційну службу
Клубу або отримавши допомогу он-лайн..
Інформаційна служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Якщо Ви ще не були зареєстровані в Книжковому Клубі, але хочете приєднатися до клубної родини — перейдіть за
цим посиланням!
Вступай до Клубу! Купуй книжки вигідно. Використовуй БОНУСИ »
РУС | УКР

Брендон Сандерсон — «Обреченное королевство»

Первая часть
Вверху тишины

Каладин. Шаллан

Глава первая
Благословленный Штормом

Вы убили меня. Ублюдки, вы убили меня! Солнце еще не остыло, а я умираю!

— Получено в пятый день недели Чач месяца Бетаб, 1171 год, десять секунд до смерти. Объект — темноглазый солдат тридцати одного года от роду. Источник — сомнительный.

Пять лет спустя

...Я умру, подумал Кенн, сжимая копье, — древко стало скользким от пота. Я умру. О, Отец Штормов. Я умру…

— Сколько тебе лет, сынок? — спросил ветеран. Кенн не помнил его имени. Трудно вспомнить вообще хоть что-нибудь, когда за каменистым полем выстраивается в боевой порядок чужая армия. Построение казалось каким-то штатским. Аккуратным, организованным. Солдаты с короткими копьями в передних рядах, с длинными и дротиками в задних, на флангах — лучники. Экипировка темноглазых копьеносцев была такая же, как и у Кенна: кожаный колет, юбка до колен, простой стальной шлем и такие же доспехи.

Большинство светлоглазых имело полный доспех. Они сидели верхом на конях, вокруг них теснилась их почетная гвардия, чья броня блестела бордовым и глубокой лесной зеленью. Есть ли среди них Носители Осколков? Светлорд Амарам — не Носитель Осколков. Может кто-нибудь из его людей? И что если Кенну придется сражаться с одним из них? Обычному человеку не под силу победить Носителя Осколков. Это случалось настолько редко, что каждый такой случай становился легендой.

Это ведь по-настоящему, подумал он со все возрастающим ужасом. Не муштра в лагере. Не учения с палками в поле. Это все по-настоящему. Посмотрим фактам в лицо — сердце в груди бьется, словно испуганный зверь в клетке, ноги подкашиваются. Кенн внезапно понял, что он трус. Он не должен был бросать свои стада! Он никогда не должен был…

— Сынок? — настойчиво повторил ветеран. — Сколько тебе лет?

— Пятнадцать, сэр.

— А звать тебя как?

— Кенн, сэр.

Бородатый великан кивнул.

— А меня Даллет.

— Даллет, — повторил Кенн, не отрывая глаз от вражеской армии. Сколько же их там! Тысячи. — Я погибну, правда?

— Нет. — Голос у Даллета был грубый, и это почему-то успокаивало. — С тобой все будет в порядке. Не теряй головы. Держись вместе со взводом.

— Но я и трех месяцев не тренировался! — Новобранец мог бы поклясться, что слышит слабый звон, издаваемый вражескими доспехами или щитами. — Я едва умею держать копье!

Отец Штормов, я уже покойник. Я не могу…

— Сынок, — мягко, но решительно оборвал его Даллет, положив руку на плечо Кенна. Из-за его спины сверкнул обод щита. — С тобой все будет в порядке.

— Откуда вы знаете? — Это прозвучало как мольба.

— Оттуда, парень. Ты во взводе Каладина Благословленного Штормом.

Солдаты поблизости кивнули в знак согласия.

За ними, цепь за цепью, тысяча солдат строилась в боевые порядки. Кенн был в передних рядах взвода Каладина, состоящего где-то из тридцати бойцов. Почему в самый последний момент Кенна перевели в новый отряд? Это уже из области лагерной политики.

И почему их отряд поставили на самый что ни на есть передний край, где потери будут самыми тяжелыми? Спрены страха, похожие на шарики фиолетовой слизи, начали подниматься от земли и скапливаться у его ног. В какое-то мгновение паника достигла апогея, юный воин уже был готов бросить копье и задать стрекача. Рука Даллета сжала его плечо. Посмотрев в уверенные черные глаза Даллета, Кенн заколебался.

— Не хочешь отлить, пока мы еще не построились? — спросил Даллет.

— Нет времени на…

— Давай сейчас.

— Прямо здесь?

— Не сделаешь сейчас, у тебя потечет по ноге во время боя, ты отвлечешься, тут-то тебя и убьют. Давай.

Смутившись, Кенн передал Даллету копье и облегчился прямо на камни. Закончив, он украдкой бросил взгляд на тех, кто стоял рядом. Никто из солдат Каладина не ухмыльнулся. Они спокойно стояли, держа копья сбоку, щиты заброшены за спины.

Враги почти закончили строиться. Две армии разделяла голая и плоская каменистая пустошь, удивительно гладкая, лишь кое-где на ней росли одинокие камнепочки. Здесь можно устроить неплохое пастбище. В лицо Кенну дул теплый ветер, насыщенный запахами влаги бушевавшего вчера вечером сверхшторма.

— Даллет! — окликнул чей-то голос.

Через ряды шел человек с коротким копьем в руках, к древку которого были привязаны кожаные ножны для двух кинжалов. Незнакомец был молод, возможно, года на четыре старше пятнадцатилетнего Кенна, но на несколько пальцев выше самого Даллета. На нем был обычный кожаный доспех копейщика, из-под юбки которого виднелась пара темных штанов. Вроде бы не положено.

Типичные для алети черные волосы, волнами падавшие на плечи, темно-карие глаза. На плечах куртки узлы из белого шнура — знак командира взвода.

Тридцать человек рядом с Кенном встали по стойке смирно, подняв копья в знак приветствия. И это Каладин Благословленный Штормом? недоверчиво подумал Кенн. Этот юнец?

— Даллет, сейчас подойдет новобранец, — сказал Каладин сильным голосом. — Я хочу, чтобы ты… — Он замолчал, заметив Кенна.

— Буквально несколько минут назад он нашел нас, сэр, — с улыбкой сказал Даллет. — Я поставил его в строй.

— Отлично, — сказал Каладин. — Я хорошо заплатил, чтобы забрать этого мальчика у Гара. Тот оказался настолько невежественным, что этот Кенн вполне мог бы сражаться на другой стороне.

Что? подумал Кенн. Зачем кому бы то ни было платить за меня?

— Что скажете об этом поле? — спросил Каладин. Несколько копейщиков рядом немедленно стали всматриваться в скалы, заслонив рукой глаза от солнца.

— Та ложбина между валунами на правом фланге? — спросил Даллет.

Каладин утвердительно кивнул.

— Слишком тяжело добраться.

— Да. Пожалуй. А как насчет невысокого холма вон там? Достаточно далеко, чтобы избежать первого удара, достаточно близко, чтобы не зайти слишком далеко вперед.

Каладин кивнул, хотя Кенн так и не понял, что они там увидели.

— Годится.

— Эй, оболтусы, слышали? — крикнул Даллет.

Все вскинули копья вверх.

— Присмотри за новеньким, Даллет, — сказал Каладин. — Он не знает сигналов.

— Конечно, — сказал Даллет, улыбаясь. Улыбаясь! Как мог этот человек улыбаться? Во вражеской армии протрубили рога. Значит, они готовы? Несмотря на то что Кенн облегчился, струйка мочи побежала по ноге.

— Не расслабляйтесь, — сказал Каладин и помчался вдоль линии фронта переговорить с командиром соседнего взвода. За Кенном и его новыми товарищами все еще строились дюжины шеренг. Лучники на флангах приготовились к стрельбе.

— Успокойся, сынок, — сказал Даллет. — С нами все будет в порядке. Каладину всегда везет.

Солдат, стоявший рядом с Кенном, кивнул. Долговязый, рыжий веден, с более темной, чем у алети, кожей. А он-то что забыл в армии алети? — Точно. Каладин — Благословленный Штормом, это точно. В последнем бою мы потеряли… э-э, одного?

— Но кого-то все-таки убили, — сказал Кенн.

Даллет пожал плечами.

— Люди постоянно умирают. В нашем взводе потери меньше всего. Увидишь.

Каладин закончил совещание с другим командиром и прибежал обратно к своей команде. В одной руке он держал короткое копье — значит, в другой будет щит — но оно было на ладонь длиннее, чем у других.

— К бою, ребята, — скомандовал Даллет. В отличие от других командиров, Каладин не затесался в шеренгу, а встал перед своим взводом.

Люди вокруг Кенна возбужденно задвигались. Те же звуки повторялись по всему войску — спокойствие уступало место нетерпению. Сотни ног шаркали, щиты звенели, пряжки щелкали. Каладин оставался неподвижным, не сводя глаз с армии противника.

— Внимание, — сказал он не оборачиваясь.

Откуда-то сзади прискакал светлоглазый офицер.

— Приготовиться к бою! Пустим им кровь, ребята! Сражайтесь и убивайте!

— Внимание, — повторил Каладин, после того как тот уехал.

— Приготовься бежать, — сказал Кенну Даллет.

— Бежать? Но нас ведь учили ходить строем! Оставаться в шеренге!

— Естественно, — сказал Даллет. — Но у большинства людей опыта не больше, чем у тебя. Тех, кто может хорошо сражаться, в конечном счете посылают на Разрушенные Равнины, сражаться с паршенди. Каладин пытается привести нас в форму, чтобы идти туда и сражаться за короля. — Даллет кивнул вдоль шеренги. — Большинство из них не выдержит и побежит в атаку, светлоглазые не такие уж хорошие командиры и не удержат их в строю. Так что оставайся с нами и беги.

— А щит мне что, не доставать? — За исключением взвода Каладина, во всех шеренгах щиты уже отцепили. Но в их отряде щиты остались за спиной.

Даллет не успел ответить — сзади загудел рог.

— Вперед! — скомандовал Даллет.

Особого выбора у Кенна не было. Вся армия задвигалась, затопали тысячи ног. Как и предсказывал Даллет, строй продержался не долго. Кое-кто начал кричать, рев подхватили другие. Светлоглазые призывали идти, бежать, сражаться. Шеренги распались.

Как только это случилось, отряд Каладина на полной скорости бросился вперед. Кенн, одуревший от дикого ужаса, старался не отставать. Земля была совсем не такой гладкой, как казалась вначале, и он чуть не упал, споткнувшись о незамеченную им камнепочку, лозы которой спрятались в раковину.

Выпрямившись, он побежал дальше, держа копье в одной руке, щит хлопал по спине. Другая армия тоже пришла в движение, ее солдаты рассыпались по полю. Не осталось ни боевых порядков, ни шеренг. Ничего похожего на то, о чем им говорили при обучении.

Кенн даже не знал, кто их враг. Лендлорд вторгся на территорию светлорда Амарама — хотя эта земля, в конечном счете, принадлежала кронпринцу Садеасу. Это была приграничная стычка, с соседним алетийским княжеством. Зачем им сражаться друг с другом? Король, возможно, положил бы этому конец, но он вел войну на Разрушенных Равнинах, стремясь отомстить за убийство короля Гавилара, произошедшее пять лет назад.

У врагов было много лучников. Как только первая волна стрел взмыла в воздух, паника Кенна достигла предела. Он снова споткнулся, у него руки чесались достать щит и укрыться за ним. Но Даллет схватил его за руку и потащил вперед.

Сотни стрел прочертили небо, затмевая собою солнце. Они достигли верхней точки и понеслись вниз, словно небоугри к добыче. Солдаты Амарама подняли щиты. Но не взвод Каладина. Щиты не для них.

Кенн закричал.

Стрелы ударили по центральным рядам армии Амарама, за его спиной. Кенн оглянулся на бегу. Кричали солдаты, стрелы ломались о щиты; лишь несколько случайных стрел упало недалеко от передних рядов.

— Почему? — крикнул он Даллету. — Откуда ты знал?

— Они стреляют туда, где больше всего людей, — ответил великан. — Где любая стрела найдет тело.

Несколько групп в авангарде опустили щиты, но большинство бежало неуклюже, подняв щиты к небу. В результате они передвигались медленнее и рисковали быть затоптанными теми, кто напирал сзади. И тем не менее Кенну очень хотелось схватить щит — бежать без него было страшно.

Ударил второй залп, люди закричали от боли. Взвод Каладина сблизился с врагом настолько, что Кенн видел, как, пораженные стрелами лучников Амарама, падают солдаты противника, слышал их боевой клич, различал отдельные лица. Внезапно взвод остановился, и солдаты встали плотной группой. Они как раз добрались до пологого склона, заранее выбранного Каладином и Даллетом.

Даллет схватил Кенна и втолкнул в самый центр группы. Люди Каладина опустили копья и прикрылись щитами в тот самый миг, как враг обрушился на них. Нападающие не успели восстановить боевой порядок — длинные копья в задних рядах, короткие в передних. Все они просто бежали вперед, крича в исступлении.

Кенн возился со щитом, пытаясь достать его из-за спины. В воздухе раздался звон копий, два отряда столкнулись. Их атаковала группа вражеских копейщиков, видимо желая занять высоту. У трех дюжин нападающих было какое-то подобие порядка, хотя они и не образовали столь плотный строй, как взвод Каладина.

Враги, казалось, решили во что бы то ни стало добраться до Кенна; с ревом и яростными криками они пошли в лобовую атаку. Однако взвод Каладина держался, оберегая Кенна, словно он светлоглазый, а они его почетная гвардия. Две силы сшиблись, металл бил по дереву, щиты ударились о щиты. Кенн испуганно съежился.

Все заняло не больше нескольких мгновений. Враг отступил, оставив на камнях двух мертвецов. В отряде Каладина потерь не было. Они продолжали держать строй в виде ощетинившейся буквы «V», хотя один из солдат шагнул назад и достал бинт, чтобы перевязать рану на бедре. Остальные сомкнули ряд...